ПроектыЧто НовогоСкачатьСообществоПоддержкаКомпанияВакансии
Список форумов » Форум по миру S.T.A.L.K.E.R. » Творчество
Пластун

1 2 3 4 5 6 7 | Следующих 10 сообщений » | Все Сообщения
Когда/Кем создано
Вопрос/ОтветНовые наверх Сортировка по убыванию
  09:38:06  7 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Нэрт
Профи
 

 
На форуме с: 05/16/2010
 

Сообщение редактировал(а):
Нэрт
05/07/2011 12:29:06
Сообщений: 892
Пластун

Бывший сталкер Тесьма, а ныне держатель маленького бара, а если быть более точным, забегаловки-ночлежки, мучился сомнениями, относительно заглянувшего к нему сталкера. Одиночка, первый раз в зоне, идущий в зону – небылица та ещё. Но, тем не менее, гость был явно абсолютным новичком в зоне и, наверное, только для намётанного глаза опытного сталкера, видно, что «битый жизнью» при чём, не известно в какой «горячей точке», может быть, во всех известных и неизвестных локальных конфликтах, что разгораются с лёгкой руки мировых политиков. В общем, гость шёл в зону, почти ничего о ней не зная, но наивным романтизмом от него не пахло. Тесьма сразу почувствовал, что с таким человеком лучше не становиться врагами. Гостя словно окружала невидимая аура неведомого напряжения, то есть, можно сравнить эти ощущения с теми, которые могут возникнуть, у человека, сидящего на противотанковой мине и постукивающего молотком по взрывателю. Какая там расчётная сила у взрывателя? Вот и не угадаешь, легонько тюкнуть можно, а посильнее уже кранты. Так и с заглянувшем в «Логово» гостем. Он уже вызнал про Тесьму и его ночлежку в Баре, а теперь заявился сам, попросился переночевать, без разговоров вручил Тесьме противогазный подсумок наполненный аптечками и патронами. Так сталкеры «подогревали» Тесьму, внося свою лепту в пополнение припасов «Логова». Незнакомец вполне вежливо поздоровался и даже назвался, правда не как это принято в большом мире:
- Пластун. А это, аптечки, и патроны, это вам. И ещё. Хотел бы проконсультироваться по части дальнейшего маршрута, я в зоне в первый раз. Кое-что знаю, но мне подсказали, что лучше пообщаться с вами Тесьма, во всяком случае, вам спешить некуда как другим.
Тесьма взвесил на руке противогазный подсумок, ещё раз заглянул в глаза гостю и молча кивнул на оббитый досками проход в «общую залу», как он называл этот участок, своего разветвлённого под землёй блиндажа.
В его «Логове», как он сам любил называть свою точку пребывания в зоне, посетителей всегда было мало. Заглядывают в основном идущие «туда и от туда», по этому, использовалась эта ночлежка в основном как перевалочный пункт, ночлежка, укрытие на время выброса или, временной остановке для зализывания ран. Тесьма не был барыгой, он был сталкером, прошедшим зону собственными ногами вдоль и поперёк, и только тяжёлые увечья, полученные в бою со слепыми псами, вынудили его оставить прежнее занятие. Ходить по зоне было можно, но, боец из него уже был никакой. «Логово» было старым схроном Тесьмы, между Свалкой и Тёмной долиной. Здесь он в своё время прятал нужные в зоне вещички, боеприпасы, жратву, аптечки и прочий необходимый хлам. Потом, откопал приличную нору и обустроил неплохой погребок, где можно пересидеть выброс. Так и прозвал это место для себя – логово. Время шло, «логово» потихоньку обустраивалось, сам Тесьма даже вошёл во вкус и зарывался в глинозём сапёрной лопаткой, словно заправский крот, выкапывая новые проходы, таскал жерди, ставил подпорки. К тому времени, когда свора псов загнала его в овраг, свалившись в который он подвернул ногу, а потом отбивался от наседающих мутантов, прошло уже больше года. За это время знакомые сталкеры помогли расширить подземное убежище Тесьмы, не за деньги, нет, Тесьма решил основать здесь ночлежку, для бродяг зоны, а дело это было хорошее и сталкеры помогали искренно, кто чем мог. Любой из них, мог заглянуть, свернув с маршрута в «Логово Тесьмы», чтобы «перевести дух» или, просто отоспаться. Оплату Тесьма не требовал, во всяком случае, ни с одного нормального сталкера, испытывающего острую необходимость в укрытии, пище или боеприпасах, хозяин ночлежки не потребовал оплаты. Здесь как-то, само по себе, сложился обычай, принятый у таёжников, когда они заходят переночевать в зимовьё и, уходя из него, оставляют немного из своих припасов. Таким образом, сталкеры словно благодарили Тесьму за его человечность, тем более что он сам был в своё время не плохим ходоком по зоне.
Когда никого не было, Тесьма выгребался на свежий воздух, бродил недалеко от своего «логова», задумчиво и с затаенной тоской всматривался в зыбкий горизонт над верхушками недалёкого леса. Где-то там, в паре километров от «логова», он приходил в себя придавленный трупами собак. Патроны кончились, и последних псов он иступлёно бил охотничьим ножом, почти не соображая что делает, даже не видя куда бьёт. Тогда, всё тело превратилось в одну сплошную боль, агонию, распаляющуюся зубами мутантов и, понимая, что выжить ему не удастся, он бил и бил, словно заведённый. Где-то в уголке сознания, тогда вплыла старая фраза, слышанная когда-то: «умирая – убивай», и он убивал, до тех пор, пока не дошло, что всё, во что он тычет ножом уже просто дохлое мясо. Потом, долго полз, теряя сознание, пока не добрался до своего «логова». По следам шла стая псевдопсов, их видимо задержала гора наваленных трупов на дне оврага, и может быть по этому, за Тесьмой они шли не торопясь, сытые, чувствующие, что жертва уже никуда не уйдёт. А Тесьма, вполз в свой лаз, задвинул засов добрался таки, наконец, до своих запасов, которые любовно копил в вырытых нишах. Сколько дней он провалялся среди окровавленных бинтов, распечатанных аптечках он не помнил. Извёл на лечение всю заначку артефактов, что по видимому и способствовало тому, что выжил
Потом, ослабевший, бледно-серый, словно пещерный гоблин, он полез подышать. Когда толкнул стволом автомата крепкий, сбитый из досок люк, который с наружи был тщательно замаскирован дёрном, понял, что здорово ослабел, люк только на несколько сантиметров поддался, дальше сил уже не хватало. В Щель хлынул свежий утренний воздух, живительный и сладкий. Тесьма уже собирался просто подпереть автоматом импровизированную дверь, лечь рядом, прижавшись носом в этой щели и долго лежать так, вдыхая кислород. Но кайф жестоко обломало, когтистая лапа сунулась в щель, и попыталась расширить вход в убежище Тесьмы. Стая псевдопсов не ушла, мутанты чуяли человека, но не могли понять, как он от них спрятался, они ждали долго, и дождались. Когти изогнулись, поддевая люк, пёс утробно зарычал, пытаясь просунуть в щель свою уродливую морду. Тесьма лежащий на левом боку, только чуть сместил ствол автомата, снял его с предохранителя и, достав патрон в патронник, долбанул короткой очередью прямо в скалящуюся пасть пса, который сумел приподнять немного входной люк и рвался внутрь. Ещё два пса подскочили к нему порыкивая от возбуждения, но автоматная очередь развалившая череп первому псу остановила мутантов. Секунду они колебались, потом, бросились на издохшего собрата, который так и упал с защемлённой в проёме головой. Тесьма приподнял ствол над изуродованной мордой псевдопса и ждал, когда в прицел попадёт голова следующего мутанта. Ждать пришлось не долго, громадная псина выбирая где ей ловчее ухватиться, злобно заглянула в приоткрытый лаз, и из темноты схрона получила три пули. Третий пёс затаился, он некоторое время выжидал и видимо принюхивался, наконец, Тесьма увидел, как труп второго пса тронулся с места, его тихо стаскивали в сторону. Последний из трёх псевдопсов пировал около часа. Тесьма лежал возле входа и ждал, что будет дальше. Чтобы откинуть крышку пришлось бы сесть и навалиться на неё всем телом, сил после полученных ранений было мало. Но если оставшийся пёс не уйдёт и будет караулить его у входа, то стрелять, одновременно занимаясь входным люком будет не с руки. Всё решил случай. Там, на поверхности, чавканье пса заглушил одиночный выстрел. Потом Тесьма услышал голоса, и к месту утренней бойни подошли два сталкера:
- Оба на! Да тут не один хвост. Смотри, они здесь друг дружку грызли что ли?
- Три хвоста. Крутая у них разборка вышла. Что не поделили?
По наступившей паузе в разговоре, Тесьма понял, что подошедшие заметили лаз. Видимо общение продолжалось жестами.
- Мужики! – Тесьма всё же не убирал ствол автомата от щели, но таиться не собирался. Голос оказался слабым, вымученным, от долгого молчания, даже резануло гортань.
Сильная рука рванула люк, в глаза Тесьме хлынул поток света. Он смежил веки, различая силуэт в проёме.
- Смотри-ка! Один из сталкеров, тот, что распахнул люк, внимательно всматривался в человека, лежащего в глубокой норе. Так во всяком случае это казалось со стороны. Тесьма тогда представлял жалкое зрелище, словно мумия обтянутый грязными бинтами, почти раздетый.
- Твою мать! – голос второго сталкера показался знакомым, - на Тесьму чем-то похож, а Тесьма ушёл в зону говорят, пару недель назад. Тесьма! Это ты?
- Я… - Тесьма блаженно улыбался, его переполняла радость, от того, что его нашли свои, сталкеры, которые его знают, с которыми он, может быть пил не раз в Баре.

**************************************


Пластун не выглядел суперменом, среднего роста, середнячок такой, да ещё, длинные волосы, словно у заправского хиппи. Усы, борода, аккуратно подстриженная, прямо христосик воплоти. Ему, можно было бы смело шагать в киностудию, и сниматься в фильмах, но, глаза у Пластуна были особенные. Не хотелось в них смотреть долго. Словно два зелёных омута, из которых веет чем-то отталкивающим. Взгляд этих глаз нигде не фокусировался он, словно сканировал всё пространство. И казалось, Пластун смотрит сквозь тебя, словно в самую душу заглядывает. От этого, становилось неуютно. Нет, взгляд гостя не давил, не буравил он, как насквозь простреливал те места по котором пробегал. От того видимо. Пластун и не старался встречаться глазами с Тесьмой. Однако, у Тесьмы складывалось впечатление, что его гость фиксирует любое изменение в обстановке даже на периферии зрения. Свой рюкзак Пластун пристроил возле стены, на полу. Судя по объёму и весу, не особо тяжёлый. Ни кобуры с пистолетом, ни подсумков для магазинов, ни огнестрельного оружия, на виду не было. Странно для зоны, но отсутствие огнестрельного оружия с довеском компенсировалось обилием самых различных ножей, рукояти которых находились в самых разных местах и даже под разным углом, обеспечивая видимо, возможность воспользоваться тем или иным ножом в любом положении.

Кроме Пластуна, у Тесьмы в «Логове» никого не было, по этому поужинали вместе. Разогретые на сухом спирте консервы армейского пайка прекрасно вязались с обстановкой.
- У тебя, словно время остановилось, - заметил Пластун, - партизанский схрон времён второй мировой.
Тесьма только кивнул, он уже давно привык так жить:
- Зона, она и есть, мировая война, - с иронией произнёс он.
- Ну да, - согласно кивнул Пластун. Он поднял кружку с заваренным чаем, понюхал, внимательно осмотрел содержимое кружки:
- Чифир что ли?
- Купчик, - пояснил Тесьма, - не бойся, сон не перебьёшь, а для здоровья, для общего тонуса, полезно, если конечно, не подсесть на это. Когда выходить думаешь?
Пластун задумался, осторожно отхлебнул крепкий чай, посмаковал вкус:
- Завтра пойду. – Он помолчал некоторое время, потом, поднял глаза на Тесьму. Тот, покачивая в руке кружку со своим фирменным «купчиком», разглядывал своего гостя. Пластун понял, что оптимальное время для серьёзного разговора подошло.
- В общих чертах, что касается аномалий, я понял. Разберусь, как ни будь с этим. Меня интересуют особенности и возможности здешнего зверья. А именно, каким образом можно с ними разминуться, то есть, не доводя дело до прямого контакта. На сколько обострённое чутьё у мутантов?
- Ты оружие где-то недалеко спрятал? – вопросом на вопрос ответил Тесьма, - а то, ко мне налегке никто ещё не заглядывал. Тем более, что не всегда, можно спокойно выйти из «Логова», бывает, мутанты рядом ошиваются.
Пластун приподнял брови и кивнул в сторону своего рюкзака, достаточно необычного на вид, компактного, не стесняющего движений, даже, можно сказать, довольно плоского.
- Всё что есть, ношу с собой.
Тесьма бросил взгляд на рюкзак:
- Что-то не похоже, что там может уместиться что-то серьёзное, или, у тебя нечто секретное, из последних разработок спецов?
- Нет, - Пластун иронично улыбнулся, - я огнестрел не люблю. Могу воспользоваться при необходимости, но это, не мой профиль.
Тесьма поставил кружку на стол:
- То есть? Ты что, вообще без ствола в зону пошёл?
Пластун кивнул:
- По этому я и хочу узнать подробнее, как характеризуются мутанты. Я ведь, не на сафари в зону иду. Если придётся столкнуться нос к носу, что ж, - Пластун нахмурился, - будем драться, а так, хотелось бы пройти тихо, чтобы ни одна тварь носом не повела.
- Не далеко ты уйдёшь Пластун. – Тесьма подвигал свою кружку по столу, - или, может быть, способности какие имеются? Скажем, свора слепых собак, на тебя охотиться начнёт, что тогда делать будешь? Ноги в руки и бежать? По аномалиям, по ходу разбираясь, что и как?
- Но, собаки ведь не могут материализоваться внезапно, из ничего, прямо перед тобой? Их можно заметить, услышать, по тому и спрашиваю.
- Вот, ты говоришь: будем драться. И как ты драться будешь? Пусть даже с собаками. Учти, что собаки здесь, в зоне и там, за зоной – разные звери. Чем отбиваться будешь?
Пластун в задумчивости рассматривал чаинки, плавающие в кружке. Молчание было долгим, таким долгим, что Тесьме стало ясно, ответа он не услышит.
- Ладно, твоё дело, личное, а моё лишнее, как говориться. А в зону куда? На ЧАЭС?
- Просто в зону.
- Ясно. Артефакты, я смотрю, тебя мало интересуют? Контейнеров не вижу совсем.
Пластун отрицательно качнул головой, потягивая из кружки остывающий чай.
- Ну ладно, раз собрался топать, иди, попробуй зону на вкус, я со своей стороны расскажу, что сам знаю, но, последний год я вообще, не хожу дальше «Логова», по этому, тропы меж аномалий тебе самому придётся разыскивать.
Пластун кивнул, и вдруг, в глазах у него мелькнул огонёк интереса:
- А правду про тебя говорят, что своё прозвище, ты получил за то, что к пулям тесёмки привязывал?
Тесьма усмехнулся:
- Байки. Зачем мне привязывать? Если они в штатном комплекте вставлены. Просто, патронов таких, здесь сроду не видели, да и, о патронах этих не всякий знает.
- Патроны с тесёмками?
- ЗП, НЗП, говорит о чём либо?
Пластун видимо мысленно пробежался по всем закоулкам памяти но, нужной расшифровки так и не нашёл:
- А калибр, какой?
- Двенадцатый, - Тесьма явно наслаждался эффектом.
Брови Пластуна чуть заметно приподнялись:
- Двенадцатый? Это что, под ружьё что ли?
- Ну да. Двенадцатый калибр, обычная двустволка прекрасно справляется. А патроны эти, были разработаны в шестидесятых годах, для нашей славной советской армии.
- Для армии?
Тесьма ностальгически улыбнулся:
- Я когда срочную служил, ещё в начале восьмидесятых, пострелял такими вволю. Ракетчиком служил. Вот, тогда-то, прямо на полигоне и сховал два цинка. А после армейки с другом съездил, нашёл и домой привёз. Думал, куплю ружьё, на охоту схожу, а тут…. В общем, когда я в зону намылился, купил с рук старенькое ружьишко, патроны эти взял и погнал, искать на жопу приключений.
- А что, ракетчики у нас, с двенадцатым калибром что ли Родину защищали?
- Нет. Это специальное ружьё в войсках есть, ветровое ружьё, так и называется. Стреляет вертикально вверх, пуля падает, за ней вьётся длинная лента, красная тесёмочка, и её видно. В общем, для определения направления и силы ветра используется. Обычный ЗП, просто свинцовый шарик с тесёмкой, а НЗП – Ночной Зондирующий Патрон, он как ракета горит, маленькая такая, пока не упадёт, всё горит. Ел конфеты с названием «батончик»? Вот такой точно «батончик» в теле пули из какого-то горючего вещества вставлен. С верху свинцовая головка, мы расковыривали в армейке их, крошили и забивали в сигареты, ну, развлекались в общем. Закуришь, пару тяг сделаешь, да какому ни будь «духу» докурить предложишь. То ещё развлечение было, некоторые с очка срывались с таким фальшфеером в зубах….
Пластун натянуто улыбнулся:
- А прозвище? Говорят, ты каких-то бандитов перестрелял, и заявил, что в каждом отморозке твои тесёмки торчать будут?
- Да. То я ещё только в зону пришёл. Ещё на кордоне топтался, молодой был, горячий. Пока бродил по кордону, на деревню, где мы обитали банда вышла. Их видимо со свалки выдавили. Так вот, они жути на молодёжь навели, и обложили их данью. Дескать, или в землю, или артефакты нам собирайте. Да к тому же, обобрали всех до нитки. Я прихожу, а у парней настроение как у покойников. Ни стволов, ни пожрать чего. Меня это задело, я ведь весь день на ногах, чуть под кабанами не полёг, думал, вернусь, поужинаю, у костра посижу, высплюсь. А там такое. В общем, никто со мной идти не согласился. Я и сказал парням, мол завтра пойдёте из этих рекетиров мои тесёмки выковыривать. Всю ночь ползал вокруг этой банды. Они в развалинах остановились. Троих удалось подстрелить. Видимо, этих отморозков весьма удивило, что по ним с таких необычных боеприпасов стреляют. Только они закончат беситься, успокоятся, я снова подползаю и, ещё один кадр с ленточкой падает. В общем, утром они сорвались в деревню, разбираться. Парни видимо, чтобы на себя гнев бандитов не навлекать, наплели им, что пришёл какой-то сталкер, дескать пули у него особенные, с тесёмками. И дескать этот сталкер пришёл на кордон охотиться на бандитов. А я в это время, обследовал развалины, кое что прибрал там к рукам из барахла этих отморозков. И обрез ружья, что они у молодых отобрали, зарядил НЗП и прикрутил под ящиком, они там на этих ящиках возле костра сидели видимо. Так я стволом вверх и присобачил обрез, ветками подпёр курок. Сядешь сверху, доски прогнуться под тяжестью и, заряд в очко получишь. – Тесьма расплылся в улыбке. – Один сел. Это они уже когда вернулись, видимо рассаживались совещаться. Воплей было! Пальбы… Потом, все свалили в даль. На свалку подались. А я уже, когда в бар 100 рентген сам добрался, услышал эту историю от сталкеров, про сталкера Тесьму. А когда признался, что это моих рук дело, то и получил это прозвище.

Тесьма поднялся до рассвета, поставил чайник, раскурил сигаретку. Совсем неслышно, в проёме узкого лаза появился Пластун, с рюкзаком в руке.
- Ну, что ж Тесьма. Спасибо за крышу, пойду.
- Присядь, на дорожку, - Тесьма кивнул на доску, приспособленную в качестве узкой лавки.
Пластун присел рядом, на корточках, кивнул в сторону выхода:
- Как там?
- Сейчас глянем, - Тесьма пробрался к так называемой «прихожке», шириною в полтора метра и около трёх метров в длину помещению, что в далёкие времена, служила ему ещё первым схроном. От этой «прихожки» до выхода из «Логова» вёл узкий лаз, в полтора метра высотой и пол метра шириной, чтобы пройти мог только один человек. В «прихожке» у Тесьмы имелся самодельный перископ, гордость хозяина ночлежки. С наружи он был замаскирован под кочку, и поднимался раздвигая эту маскировочную выпуклость из досок обшитых дёрном. Как заправский капитан подводной лодки, Тесьма покрутился возле своего перископа, осматривая округу. Глубоко затянулся, отвёл руку с дымящейся сигаретой в сторону и наконец, выдохнув струю дыма озвучил результат осмотра:
- Чисто. Можно выходить.
Пластун поднялся, пригладил усы. Тесьма первым направился к выходу, открывать свои хитроумные запоры. Уже на верху, когда Пластун прилаживал лямки рюкзака, хозяин ночлежки не удержался:
- Пластун! Если доживёшь до следующего выброса, а потом, ещё до одного…. Мне кажется, в зоне станет одной легендой больше.
Пластун встряхнулся, не отрывая ног от земли, проверяя наличие шумов в экипировке, скосил глаза на Тесьму:
- Ну, если буду мимо проходить, загляну на огонёк, расскажешь….

**********************************

Прошло почти два часа, с тех пор как ушёл Пластун. Тесьма валялся на нарах, просматривая сообщения на ПДА, последние новости, сплетни, общий чат. ПДА пискнул, и на экране появился значок - «личное сообщение». Пальцы забегали по кнопкам:
…- Тесьма, ты один? ( Бухалыч)
- Один. (Тесьма)
- Хреново. (Бухалыч)
- Почему? (Тесьма)
- Тащу Сергуню, он ранен, на хвосте шакалы Канопатова, прицепились на Свалке. Нужна помощь, не справляюсь. (Бухалыч)
- Ко мне отморозков не веди, покричи в общак. (Тесьма)
- Не боись, не приведу. (Бухалыч)
Дальше мигнул значёк общих сообщений, использующихся исключительно для срочных сообщений, сталкеры не засоряли этот раздел пустым трёпом.
- Народ! Кто рядом! Помогите отбиться от шакалья, их четверо осталось, у меня на руках раненый. Сидим под трактором, между свинарником и трассой, шакальё подбирается со строны долины. Кто может пособить?! (Бухалыч)
Тесьма вперился глазами в ПДА. Кто может помочь сейчас сталкерам? Канопатый матёрый бандит, когда-то был у наёмников, потом, что-то там не заладилось у него, ушёл. Сколотил банду из отморозков, и в зоне на одну стаю «шакалов» стало больше. При чём, его банда считается самой опасной, так как дисциплина в банде не хуже чем у наёмников. Банда малочисленная, за то, самые опытные уроды собрались. Особенно удавалась им тактика засад, столько сталкеров поплатились за свою беспечность, что в пору заказывать Канопатова наёмникам, однако, дальше разговоров эта мысль ни у кого не шла.
ПДА продолжал хранить молчание. Никто не отозвался на призыв о помощи, видимо, не было рядом никого. Пластун если только? Но, он два часа как ушёл, и новичок совсем, может быть и мог бы сориентироваться, но, тогда должен был бы вступить в переписку, уточнить, что и где. Потом, у Пластуна кроме ножей и оружия никакого нет, чем с бандой воевать? Очень хотелось узнать у Бухалыча, что там у него да как, но, может быть, он сейчас отстреливается, прячась за ржавым остовом трактора, не до того ему. Не дождавшись никаких сообщений, Тесьма поднялся. Ещё раз бросил взгляд на ПДА, и потопал к чайнику. Пока наливал кружку, на дисплее замигал значок нового сообщения:
- Кто рядом? (Бухалыч)
Тесьма отставил кружку и набрал мучивший его вопрос в общаке:
- Как там у тебя? (Тесьма)
- Хрен пойми, вроде тихо. (Бухалыч)
- Как так? (Тесьма)
- Да не стреляют больше, или подползают, или ушли. Но Канопатый не ушёл бы, в тихую подкрадываться они вроде не обучены. Может их кровосос какой сожрал? (Бухалыч)
- Проба… (Пластун)
- Чего? ( Бухалыч)
- Проба связи. Хвосты порубил тебе, можешь подниматься. Сейчас подойду к трактору, помогу раненому. (Пластун)
- А где эти? А ты кто? (Бухалыч)
- Это Пластун, он от меня вышел. (Тесьма)
- Ясно, ждём, спасибо Тесьма. (Бухалыч)
- Не за что, Пластуна благодари, а Сергуню тащи сюда, подлечим. (Тесьма)

********************************

Тесьма не находил себе места. Топтался в «прихожке» вокруг своего чудо-перископа, то заглядывал на дисплей ПДА, то вертелся осматривая в окуляр округу возле «Логова». Наконец, заметил приближающихся к своему жилищу сталкеров, ещё раз, осмотрел окрестности и пошёл открывать входной люк. Первым шёл Бухалыч, на его плечах, закреплённый на лямках из ремней повис раненый Сергуня. Ноги его раскачивались в такт шагам чуть не касаясь травы. Позади шёл Пластун, неся трофейные автоматы, и пару рюкзаков.
Бухалыч, мужик лет сорока, высокий, крепкий, получил своё прозвище за то, что пил водку как воду. Вообще-то, его звали Александр Михайлович, но по имени в зоне мало кого называют, и с первых дней, его стали кликать по отчеству – Михалыч. Благо нрав у начинающего сталкера был добродушный и даже душевный. Потом, когда народ подивился как Михалыч не спеша, смакует водочку, чуть ли не облизываясь после выпитого, кто-то произнёс:
- Ну, ты и бухалыч, Михалыч!
Так и прилипло прозвище. Теперь уже, Михалыч считался опытным сталкером, все кто находился с ним в приятельских отношениях, звали его по отчеству – Михалыч, а вот прозвище, оно осталось для сталкерской сети и вообще, когда речь заходила о Михалыче, он превращался в Бухалыча. На что добродушный сталкер лишь ухмылялся.
Сергуня, молодой парень, хоть и топтал зону уже восьмой месяц, но, всё как-то не везло ему. Как говориться, все шишки ему доставались. Или вляпается куда, или пулю поймает, но не серьёзно, так, отлежится чуток и снова в зону. Звали его Серёга, но за мальчишески задорную улыбку, которая сама по себе появлялась у него на лице если к нему кто-то обращался, получил своё прозвище. В этот раз, Сергуне досталось не слабо. Тесьма только головой покачал, глядя на перебинтованные ноги ниже колен. Помог занести раненого в свой бункер, захлопотал над чайником. Бухалыч уселся возле стола, мрачный как туча, уставился в стену, глаза шальные. Пластун только свалил рюкзаки и оружие в «прихожке» махнул Тесьме и ушёл. Закрыв входной люк, Тесьма сел напротив Бухалыча, предвкушая послушать как да что. Но, Бухалыч словно сомнабула только смотрел в стену, руки тискали автомат. Наконец, он перевёл взгляд на Тесьму, потом на стол. Потянулся к кружке с недопитым чаем, заглянул в неё и вернул на стол:
- Дай водки Тесьма.
- Сейчас, - Тесьма заковылял куда-то в угол, вернулся с бутылкой, сворачивая пробку.
Бухалыч пил жадно, словно воду, выпив, вытер губы рукавом, взглянул на Тесьму. Тот протянул сталкеру сигарету. Сделав несколько глубоких затяжек, Бухалыч спросил:
- Он кто? Этот, - кивок вверх.
- Пластун что ли?
- Да. Пластун мать его так….
- А что? Поссорились что ли?
Бухалыч помотал головой:
- Нет. В гробу я видел с ним ссориться.
- А что тогда? Он ведь вам помог? Канопатый там был?
Бухалыч кивнул:
- Нет больше Канопатова. Вот так, - он провёл пальцем себе по горлу, - от одного уха до другого, как курёнку, и Канопатому и ещё двоим из его шайки…. Они по моему, даже не поняли что их режут. А четвёртому, этот…. – Бухалыч пощёлкал пальцами, забыв прозвище Пластуна.
- Пластун?
- Да, Пластун этот, в висок со своей пулялки стрелу загнал. Арбалет у него какой-то, маленький, без приклада, игрушка такая, а хлещет не слабо.
- Ну, видишь как. А я уже боялся что хана вам. На Пластуна у меня надежды мало было. Не сталкер он, да и новичок к тому же. Зона знает, зачем он в неё идёт, чего ему надо. Но, парень вроде без гнильцы?
Бухалыч кивнул:
- Ну да. Вроде путёвый. Перевязку Сергуне сделал, вколол чего-то. Пока я бандитов шмонал. Налей. – Бухалыч подставил кружку.
Тесьма наплескал пол кружки, внимательно посмотрел Бухалычу в глаза, даже помахал ладонью у него перед лицом:
- Эй. Михалыч, ты чего? Контузило что ли?
- Контузило? – Бухалыч словно очнулся, заглянул в кружку и, припал к ней, заглатывая водку.
- Что-то я тебя не узнаю, выкрутились, добрались живыми, в чём дело?
- Ты когда ни будь, видел, как шинкуют на части живого кровососа?
Тесьма криво улыбнулся, покачав головой:
- Как это?
- А вот так это, - Бухалыч изобразил что-то руками, словно заправский маляр, работающий двумя кисточками сразу. – Вот так, мать его, на моих глазах! Прямо передо мной! Ножиками своими! Я охренел маленько. Я ведь первым шёл, Сергуню нёс. Автомат на пузе болтается, я только руки поднял, лямки поправить. Сердце ёкнуло. Прямо на меня что-то летит, трава пригибается. Словно кто-то невидимый чешет. Знамо кто так может бегать. Кровососы, больше некому. Душа в зону собралась уже, я за калаш схватился и, от бедра, весь магазин одним разом…. Эта тварь в бок ушла, наверное с десяток пуль ему попало, видимым стал. Но разве его этим остановишь? А у меня последний патрон вылетел и всё. Три метра до твари, я в ступоре, на плечах Сергуня. Тут с права этот…
- Пластун?
- Да, Пластун этот. Вылетает. Самоубийца. С ножами в руках. До меня чуть позже дошло, что пока я стрелял, этот Пластун манатки наши и стволы просто на землю бросил. И вот. Ну ты знаешь, как кровососы бьют? Они ведь только бегают как метеоры, а машут своими граблями не так часто, за то, если попал, второго раза не нужно. Этот кровосос как махнул своей лапой, я понял писец нам пришёл. Сейчас Пластун этот ляжет, потом я. Ну, в общем приплыли.
Бухалыч заглянул в кружку, взглянул на бутылку в руках Тесьмы, потряс рукой, дескать наливай.
- В общем. Я охренел.
- Я вижу, - Тесьма плеснул на треть кружки, - Так что дальше было?
Бухалыч некоторое время раскачивал в руке кружку, словно забыл про водку. Выпил одним глотком, ткнулся носом в рукав.
- А то, что промазал кровососина! Я хрен знает, как этот…..
- Пластун.
- Да. Увернулся он, или просто отшагнул. Быстро так. Раз и тварюга своей граблей пустое место рубанула. А этот, Пластун твой, обоими ножами, снизу так, - Бухалыч изобразил подсекающие движения, обоими руками, - по лапе ему, цвирк! На лапе у кровососа два ломтя замотылялись. Тот второй лапой как жахнет! Боковым! Этот, Пластун вниз словно провалился, чуть ли не на коленки перед кровососом встал, и вторую лапу ему, тоже… хрясь, только кровища веером брызжет! У кровососа обе клешни как шланги обвисли. Но ты же знаешь, его же этим не пронять! А этот…. – Бухалыч снова защёлкал пальцами.
- Пластун, - вставил Тесьма.
- Да! Как пошёл его метелить, снизу вверх, что твоя косилка! Брюшину вскрыл, кишки вываливаются! Тварюга крутанулась и дёру! А этот. Пластун. За ним! На спину ему вскочил! И ножами своими под горло, как ножницами, ногами от кровососа оттолкнулся и ….. напрочь, чуть башку ему не снёс! Только позвонки целыми остались. Щупальца, шея, всё напрочь разметелил! Я стою как столб, руки трясутся, а этот, Пластун, ножики чистит, на кровососа ноль внимания, присел и оттирает свои ножи. А знаешь, что спросил потом?
- Что?
- Это кровосос что ли? - Бухалыч развёл руки, - не слабо?
--------
инфо: (боеприпасы ЗП, НЗП)
(зондировочный патрон)
http://s42.radikal.ru/i097/1105/6b/c30311988c77.jpg
(ночной зондировочный патрон)
http://s11.radikal.ru/i183/1105/9e/ba70da01a4d3.jpg
  09:42:04  7 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Нэрт
Профи
 

 
На форуме с: 05/16/2010
Сообщений: 892
Зона словно присматривалась к своему новому обитателю, не спешила удивлять непредсказуемостью, ошарашивать ситуациями. Пластун шёл не торопясь, тоже, присматриваясь и принюхиваясь к этому, новому для него, району пребывания. Он выбрал это место на земном шаре, как самый оптимальный вариант, исчезнуть навсегда, если это возможно конечно. Скрыться, пропасть, оторваться, от незримых нитей, что тянулись к нему из таинственного центра бывшей службы. Страна развалилась, и развалилась окончательно. Воспитанный в Советском Союзе, он тяжело воспринимал новые веяния. Это хапуги и рвачи, спекулянты, всё нутро которых прогнило до основания, называемые ныне, помпезным словом – бизнесмен, правили свой бал, на остатках некогда великого государства. Воры и бандиты, обосновались в управленческих аппаратах, начиная с муниципалитета и заканчивая правительством. Кого защищать? Ради кого отдавать свою жизнь? Ради этих? Пластун не находил разумных объяснений последним, локальным войнам в Чечне, ради кого сотнями умирали молодые пацаны? Ради валютных счетов чиновников? Нет, он там не был. Там ловили призрачную славу бойцы спецподразделений. Но он следил за новостями, и с горечью убеждался, что в новом государстве, ему не за что сражаться. Народ превратили, именно превратили, намеренно и тонко, в стадо потребителей. Надев на всех «хомут» постоянной нужды в деньгах. Обилие товаров и услуг и тонко сбалансированный денежный эквивалент, в результате чего, людям всегда не хватает денег, а значит, все вынуждены их зарабатывать. Именно, зарабатывать, а не работать. Раньше как было? Отец уходил на «производство», так он называл свою работу, хотя и работал инженером-проектировщиком. Любой парнишка, стоящий у токарного станка не чурался своей работы. Присутствовало чувство равенства и справедливости. А сейчас? Жалкое зрелище. Машина, квартира, должность, карьера…. Куда катится мир? И кровь. Кровь, которую продолжают лить парни в погонах. Свою или чужую, тайно или легально, но только ради чего? Пластун не считался гражданским, военным он тоже не числился. Форма, звания, погоны, чины и даже награды, обошли его стороной. Тот спецназ ГРУ, о котором сейчас, кажется, каждая собака знает, всего лишь вальты в колоде государства. Их бросают пачками, для выполнения спецопераций, напускной ореол славы и суперменства, когда ты десять минут – орёл, а двадцать четыре часа – ишак, бегущий с полной выкладкой по буеракам. Пластуну досталась иная доля. В армии его приметили зоркие очи некой особо секретной службы, и до сих пор, он даже предположить не может, к какому ведомству эта служба может относиться. Там нет ни формы, ни званий и вся жизнь прошла на засекреченных базах – «учебках», где даже лица инструктора нельзя увидеть. Вся подготовка, строго индивидуальная. Но, если ещё в бытность Союза, он выполнял поставленные задачи на территории иностранных государств, с чувством того, что он является незримой силой своей страны, то сейчас, он даже потерял уверенность в этом. Чужая страна, наверное, даже – чуждая, так вернее. Обманутые массы простого народа и, как гнойное месиво, управленческий аппарат, тянущий своими хоботами непонятно чего. Противно. Мерзко на душе. Теперь, остаётся найти такое место, куда не сподобятся заглянуть всезнающие кураторы прежней «службы». Зона отчуждения Чернобыльской АС, была, по мнению Пластуна, самым подходящим местом. И язык общения свой, родной, и вообще, поговаривали, что здесь просто «чёрная дыра» в плане необъяснимого и невероятного. Плотный кордон вояк по периметру, который Пластун преодолел, подтвердил, что в общем-то, выбор более менее удачный. Конечно, стоит затаиться, не афишировать свои умения, забиться в глушь, стать серой тенью, и тихо жить, отбросив прошлое. Навряд ли, «служба» найдёт его теперь, когда прежняя, держава развалена, а в нынешнем государстве все заняты только тем, что хватают кусок посочнее, и тянут к себе побольше всего, что можно схватить. С него хватит. Последняя «командировка» у Пластуна случилась ещё до развала Союза, после – ничего. Глубокая консервация и его как специалиста, и собственно говоря, самой «службы» как ему казалось. Во всяком случае, он продолжал жить в прежнем темпе. Всё те же занятия по выживанию, маскировка, скрытные марши, контакт с условным противником в полнейшей темноте, «ключ» - вхождение и пребывание в «пограничном состоянии», когда само время растягивается в вязкий кисель, в котором нужно «работать», видение светящихся контуров живых и не живых объектов, много чего пришлось познать Пластуну. Всё более-менее необычное, что являлось необъяснимым, некие «умы» спешили исследовать и опробировать в «службе». Недавняя встреча со страной тварью, которую здесь называют кровососом и так бояться, что о ней говорили? Дескать, некие рецепторы этой твари, находящиеся на кожном покрове, каким-то образом, отражают чего-то, создавая режим невидимости? Какая чушь. Он видел тварь с того самого мгновения, как она появилась в поле зрения. А вот сталкер, что шёл первым, увидел её только тогда, когда раненная тварь утеряла ментальный фон.
Когда-то, очень давно, какие-то учёные, проводили эксперимент, который дальше результатов и написания заумных диссертаций не пошёл, однако, «служба» пошла дальше. Эксперимент был таким, что группе студентов, предложили зайти в помещение, наполненном самыми разными предметами и выйти через некоторое время. Потом, каждый описал, что он видел. А когда «подопытных» погружали в состояние гипноза, каждый в точности воспроизвёл всё, до малейшей мелочи. То есть, человеческий глаз видит всё, всё увиденное, подвергается умственному анализу, однако, обычное сознание человека выдаёт только часть из обработанной информации, львиная доля остаётся не отфильтрованной, чтобы не засорять повседневную работу сознания. В «службе» пошли дальше. «Ключ», позволяет входить в состояние – «осознания», или, всезнания, когда видишь мир полным, насыщенным, тогда даже случайно попавшийся на глаза газетный лист, мгновенно транслируется в сознании полным объёмом занесённой на него информации. Не читая, уже можно цитировать текст, словно он стоит перед глазами. Да, время, превращается в подобие вязкого сна, киселя, в котором всё происходит очень медленно или быстро, даже не разберёшь, чтобы находиться в таком состоянии достаточно долго, необходимы постоянные и длительные тренировки, «погружения». Мгновенный переход «туда» и выход в обычное восприятие, вот в сущности основной профиль жизни Пластуна. Контроль над своим сознанием, а за тем, влияние на восприятие находящихся в видимости оппонентов. В результате, ты проходишь мимо поста, на тебя смотрят часовые, но не видят тебя. Их осознание действительности не пропускает твой образ в сознание. Сложнее с теми, кто сидит в комнатах видеоконтроля, если точно знать, где находятся эти люди, то иногда удаётся, отвлечь внимание, затуманить восприятие, однако, аппаратура всё равно пишет «картинку». По этому, Пластун мог часами, а если понадобиться, то и сутками, ползти, по пять сантиметров в минуту, сливаясь с поверхностью, под рядами колючей проволоки, «паханкам» мёртвых зон. Основная суть его работы, была в обеспечении скрытных позиций для снайперов ГРУ. Ещё бытность противостояния СССР и США, был внедрён секретный план по предотвращению ракетного удара по Советскому Союзу. Сбивать баллистическую ракету на подлёте к цели дело хлопотное. Специалисты рассчитали, что только во время старта ракеты, когда она выходит из шахты, имеется двадцать секунд, пока ракета ещё не рванула в высь, чтобы точным выстрелом из снайперской винтовки, уничтожить ракету, выведя из строя шлейфы проводки, разъёмы и важные узлы в её начинке. Вот эти позиции и готовил Пластун, проникая в расположение баз НАТО, выкапывая и маскируя схроны, чтобы другой, «специалист», в нужное время, мог прийти и сделать свой единственный выстрел. Схроны нужны были не только для стрелков, но и вообще, для диверсантов и разведчиков всех профилей, по этому, Пластун копал землю в разных странах, на Елисейских полях и в районе Стоунхенджа, в парке Белого дома и совсем рядом с мрачной громадой Пентагона.
  10:42:30  7 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Renson
Профи
 

 
На форуме с: 01/08/2008
Сообщений: 13453
Второй пост ещё не читал.
Чёрт, а ведь это хорошо, это реально хорошо! Пусть мне и не нравится твоя картина Зоны, но тем не мень.
Есть ошибки. Надеюсь, увидишь сам. Или накидать?
  12:18:16  7 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Нэрт
Профи
 

 
На форуме с: 05/16/2010
Сообщений: 892

---ЦИТАТА---
Второй пост ещё не читал.
Чёрт, а ведь это хорошо, это реально хорошо! Пусть мне и не нравится твоя картина Зоны, но тем не мень.
Есть ошибки. Надеюсь, увидишь сам. Или накидать?
---КОНЕЦ ЦИТАТЫ---


да я особо не заморачиваюсь над тем, на сколько близко всё это к самой игре или книгам, просто, фантазирую в охотку, не серьёзно
  12:26:01  7 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Косарик
Профи
 

 
На форуме с: 10/09/2008
Сообщений: 5631
Нэрт
Интересный рассказ. С удовольствием почитал. Продолжение скоро?
Напомнило чем-то "Запрещенную Реальность" В.Головачева.
  10:13:55  8 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Нэрт
Профи
 

 
На форуме с: 05/16/2010
 

Сообщение редактировал(а):
Нэрт
05/08/2011 13:26:03
Сообщений: 892
Перед взором Пластуна, во всём своём диком великолепии, раскинулось пространство Тёмной долины. Неровная, холмистая местность, словно застывший океан. Где-то с права остался ржавый трактор, под которым сталкеры отстреливались от наседающих на них бандитов. Пластун так и шёл тогда, звуки перестрелки правда заставили несколько отклониться с маршрута. Посмотреть хотел, кто там стреляет. Потом, на ПДА начали поступать сообщения, и так как, в разговоре участвовал Тесьма, то Пластун решил вмешаться. Сейчас, это место, было затянуто туманом, не особо плотным, но бродить там не хотелось. Курс проложенный Пластуном пролегал через какие-то постройки, далеко впереди. Завод там, или что, пока было не разобрать. Видно только, что весь комплекс окружён бетонным забором, да ещё, длинный, крытый переход, лежащий на бетонных подпорках. Между этим комплексом и Пластуном вздымались покатые холмы, заросшие травой, кое-где, озаряемые вспышками электричества. Электра, аномалия зоны. Пластуну в зоне нравилось, способности развитые в «учебке» далеко выходили за уровень ныне популярных экстарасенсов, вся их напускная оккультность лишь жирным слоем маскировала ущербность способностей. Пластун мог видеть некие энергетические, тонкие излучения, скажем, в отношении неживых предметов, это видение выражалось в том, что он видел тонкий, буквально в несколько миллиметров слой свечения, бледно голубого цвета, окружающего поверхности, на рёбрах и углах, это свечение становилось более явным, словно фокусировалось и излучалось в пространство. Он испугался в первый раз увидев в темноте свои руки. Тогда, а было это, наверное, лет пятнадцать назад, он безо всякой надежды на успех, лежал, погрузившись в медитативный транс, вдруг, в области лба, что-то начало мерцать, серия белых вспышек, отдавалась незначительными болевыми ощущениями. Тогда удивило, что он видит эти вспышки света не глазами, а внутри головы, словно у него где-то ещё появился один глаз. В общем, вспышки наблюдались на уровне необъяснимого чувства, само физическое тело он в этот момент воспринимал слабо, можно сказать, проваливался в обычный сон и вдруг, резко и отчётливо увидел собственные руки, сложенные накрест перед лбом. Он лежал, уткнувшись в свои ладони лицом. Пластун видел свои руки, понимал что он видит и, всё же был напуган этим. Чёткие, прозрачные ладони, словно состоящие из пронзительно белого света, который струиться тонкими потоками, циркулируя в тканях. Когда он отчитался куратору о своих наблюдениях, занятия по видению тонких тел превратились в сущий ад.
А видение, как назло и не приходило. Всему виной, внутренний блок, который он сам себе поставил испугавшись увиденного. Тогда, им занимались какие-то адепты, лиц которых он не видел. Снимали возведённую блокировку, поясняли, учили и, в конце концов, возможность видеть тонко энергетическую составляющую материи он увидел. Особенно приятно было рассматривать растения и минералы, животные и люди в этом плане оказывали неприглядное зрелище. Суть программы обучения он оценил позже, когда обнаруживал электро-волновые, ёмкостные, лазерные и прочие извещатели охранных сигнализаций и разного рода мин и ловушек. Здесь, в зоне, вся природа словно уснула, трава, кусты, деревья, утеряли свой привычный диапазон излучения, всё было тонким и еле-еле заметным, однако, с лихвой окупалось гейзерами аномальных выбросов, что у сталкеров назывались просто и буднично: аномалия. Пластун видел не только видимый обычному глазу спектр излучения, но и тонкий, более ёмкий, что тугими воронками вздымались из земли, раскручивались спиралями, вспухали сферическими пузырями. Так что, пройти через холмы насыщенные «электрами» было не сложно. Смущало то, что в заброшенном комплексе явно ощущалось присутствие людей. Кто они? Сталкеры или бандиты? Военные? Можно было бы просто обойти стороной, но, очень хотелось залезть на крыши и осмотреться. Почему-то, именно желание подняться туда, тянуло Пластуна в этот комплекс, а внутренним посылам интуиции он привык доверять. Поднявшись на очередной холмик, Пластун обозревал длинный и широкий карьер, в котором навечно застрял брошенный там бульдозер. Стая ворон, со зловещим карканьем, пронеслась чуть ли не над головой, и чёрными молниями словно эскадрилья штурмовиков перелетела через бетонный забор. Присев на корточки, Пластун достал бинокль. Так и есть, над козырьком крыши промелькнула чья-то голова, видимо охрана, далеко за комплексом видно несколько вышек, но, странно, на них нет наблюдателей. Через десять минут, Пластуну стало ясно, кто находиться в комплексе. Беспечное племя «братков», и что же с ними делать? Может быть, плюнуть да идти дальше? С другой стороны, ничего светлого, доброго эти отморозки не несут человечеству. Вспомнил сталкеров, Бухалыч и Сергуня, нормальные люди, вполне адекватные. Пластун был не против, если в округе будут бродить такие искатели приключений. Бинокль лёк в подсумок, в руке Пластуна появился маленький арбалет, изготовленный в каком-то секретном НИИ. Игрушка которая стреляла двадцати сантиметровыми стрелами, по убойности не уступала охотничьим арбалетам. До боевых аналогов она естественно не тянула, но на дистанции в двадцать, тридцать метров этого было достаточно, чтобы обнулить количество выставленных часовых.



Банда Бурова уже третью неделю занимала брошенный комплекс в Тёмной долине. Сам Бурый, родился и вырос совсем не далеко от нынешнего периметра зоны. Отсидки в зонах, воля, снова срок, вот в сущности жизнь Бурова. Но, зона отчуждения Бурому понравилась больше. Здесь, непочатый край для воровской души, терпилы, именующие себя сталкерами так и прут, с хабаром. Банда у Бурова была не особо большая, одиннадцать человек, но сброд подобрался таким, что Бурый по чёрному завидовал Канопатому. Тот словно партизан, носился по Свалке и Тёмной долине, появляясь внезапно то здесь, то там, ловко обкладывая сталкеров. У Бурого же, еле хватало терпения уломать свою шоблу на дальний рейд. Ходить куда-то, им видиш ли в падлу. Дескать, пусть бычьё само подгребается. Весть о смерти Канопатова только что достигла братвы. Чека и Дохлый мотались разнюхать, что за пальба была на окраине долины, ближе к свалке. Бурый топтался возле оконного проёма, раздражённо всматриваясь в серую даль, в которой терялась асфальтовая дорога. Кто же мог уделать Канопатова? Это не вояки, и не сталкеры. Конкуренты? Другая братва?
В гаражном боксе, первого этажа комплекса, возле затухшего в бочке костра, на старых ящиках сидели двое братков. На куске рубероида, заменяющем столешницу, меланхолично шлёпались затрёпанные карты. Играли Фикса и Пудель, у Фиксы, весь передок зубов рассыпал золотые сполохи отблеска, когда он загадочно и самодовольно ухмылялся. Он банковал, Пудель, проигрывал и постоянно нудил:
- Не, ну чо ты будешь делать? Фикса кончай мухлевать! - он словно ища поддержки оглянулся на Фартового, что развалился с гитарой в кабине грузовика, - Фартовый! Давай к нам! Втроём карта по другому пойдёт, я ж сегодня на бобах останусь!
- Кручу верчу, наколоть, хочу, - хитро щурясь, Фикса покрутил колодой перед носом Пуделя, - кто карту сдвигает, то не проиграет, сними Пудель, ща повезёт зуб даю!
Пудель угрюмо и с подозрением зыркнул на Фиксу:
- На тебе, - он просто шлёпнул по колоде, не сдвигая карты, - сдавай.
- Опа на! – Фикса ловко снял карту снизу и, перевернув её, положил сверху пиковую даму, - дамочка-мамочка! Ах ты жисть моя пиковая, а судьба насмешка, - загнусавил он сдавая Пуделю карту.
- Фартовый! Слабай чё ни будь, за жисть! – Фикса хитро осклабился глядя на Пуделя. Тот изучал свои карты, с сомнением кривил лицо, наконец разродился на веское, как ему показалось словечко:
- Ещё.
Приняв новую карту, он снова нахмурился, искоса глянул на колоду в руках Фиксы и сдвинув свои карты кивнул:
- Себе.
Фартовый, наконец, тронул струны гитары и из кабины грузовика, запел на фене, растягивая слова, под три аккорда:

Вот мы с Кентом, по броду проканали!
Секём, канает пика на мази,
Строфой по коцелю и фуфелом по моде,
И чикчирикает с бухариком в руке!

А мы с Кентом, строфу на коцуль ставим,
За фуфел мацаем, тухляк сорвать хотим.
Потом жим-жим, жим-жим по чистагану,
Базарит сука, что на кичу залетим…

Канает мент, насадки ливеруя,
Где мы с Кентом, щипали втихаря,
Подкремзать он нас хочет не минжуя,
Ай, на кичман мои не хочут прохоря....

- Два лба! Подвёл итог своим картам Фикса и широко осклабился, - ваши не пляшут. Пудель! Ты как булка с маслом, и шо я в тебя такой влюблённый?
- Да млять! – Швырнул свои карты Пудель, - Фартовый! Будь правильным жиганом! Рассуди, Фикса стиры тусит, мне фуфло сливает, у него то два лба, то очко, что за ……
Праведный гнев Пуделя прервал гулкий шлепок, хряснувшегося в центре зала тела. Стоявший «на фишке» бандит, прилетел откуда-то с крыши, сорвавшись видимо в прореху. Но, он явно не оступился, так как летел без характерного вопля. Из глазницы упавшего братка, нелепо топорщилось оперение маленькой стрелы.
- Пацаны! Наших валят! – Заблажил Пудель и, тыча стволом укороченного калаша в потолок, заметался по боксу.
Фикса напротив, распластался на цементном полу и ужом пополз под грузовик. Фартовый выпорхнул из кабины, ошарашено озираясь, суетливо дёргая затвор автомата, потом опомнился, отщёлкнул предохранитель и, наконец, передёрнул затвор. Откуда-то с верхней галереи донесло чей-то крик:
- Чо за байда! Чо за кипеш? Чо вы тут разбазлались как вороны?
На верху возникла фигура ещё одного «братка», он стоял по-хозяйски, небрежно закинув на плечо потёртый обрез двустволки.
- Нашего убили! – Блажил Пудель. Он наконец забился под лестницу возле стены и от туда выцеливал что-то на потолке.
Убиенное тело, прилетевшее с крыши, красноречиво подтверждало его вопли. Минуту, другую, все находящиеся в боксе, настороженно вслушивались в тишину. Но, ничего подозрительного так и не проявилось в общей гамме звуков. Ветер чуть слышно подвывал в дырах, каркали вороны где-то высоко в небе. Однако, оперение короткой стрелы в глазнице убитого, не давало повода расслабляться.
  19:58:38  8 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Нэрт
Профи
 

 
На форуме с: 05/16/2010
 

Сообщение редактировал(а):
Нэрт
05/09/2011 9:00:13
Сообщений: 892
Пластун терпеливо продержался на кромке забора, выжидая, когда над крышей замаячит голова охранника. Тщательно прицелился, оптика позволяла приблизить худое лицо «братка», взял упреждение на ветер и мягко пустил стрелу. Чего он не ожидал, так это того, что получивший в глаз смертоносный снаряд, бандит отшатнётся, сделает шаг назад и с характерным шумом свалиться куда-то в глубину строения, видимо, через какую-то прореху в крыше. «Снять» без шума охрану не вышло. Пластун спрыгнул с забора и потихоньку пошёл вдоль него. Воевать с уголовниками было просто, теперь, нужно всего лишь, подождать, пока паника не захлестнёт их всех, и время от времени, «убирать» по одному. Задавить противника психологически, оставаясь невидимым, может быть, оставшиеся в живых просто убегут, не выдержав напряжения. Добравшись до угла забора, Пластун осмотрелся. Сразу за забором высилось ещё одно здание, оно должно загораживать этот участок от бандитов, облюбовавших основные строения. Выбрав участок поудобнее, Пластун сноровисто взлетел на кромку забора, лёг на него, разом отсканировал всё, что попадало в поле зрения, и уже собирался соскочить внутрь, на территорию комплекса, но пришлось всмотреться в даль. Показалось что где-то среди волнообразной зелени долины, боковое зрение зафиксировало движение. Сейчас, как ни приглядывайся, ничего не видно. Скользнув на территорию комплекса, Пластун проанализировал ощущения. Движение было, характеристики такие, как если бы кто-то двигался в камуфляже. Значит, не показалось, потом, человек или люди замерли, поэтому и слились с пейзажем. Его манёвр явно замечен, возможно, и в оптику рассмотрели. Вопрос лишь в том, кто это? Военные или сталкеры? Больше походило на первое. О «военсталах» Пластун уже слышал, вероятно, можно ожидать именно их. В таком случае, в скорости, бандиты столкнуться с этой группой, затеряться среди братков не выйдет, его уже срисовали, значит, разобравшись с братвой, спецы обязательно постараются выяснить, кто здесь такой любитель, сигать через заборы. Однако кто там барражировал по «зелёнке», ещё предстояло выяснить, пока же, можно напомнить местной братве, что расслабляться не стоит.
Вся банда уже давно всполошилась, бандиты заняли оборону и, время от времени оглашали окрестности комплекса раздражёнными выкриками. Пробравшись вдоль высокого строения, что стояло возле забора, Пластун осторожно выглянул из-за угла. Рядом высилась вышка, чуть дальше, приоткрытые ворота, в поле зрения никого не было. Пластун лёг и быстро пополз вдоль стены, собственно, за мастерскую технику ползания он и получил своё прозвище. Дополз до угла здания, укрывшись в набросанном хламе, осмотрелся. В главных строениях комплекса, наконец, увидел несколько человек. Один вертел головой в оконном проёме на верхнем этаже, ещё двое, засели возле распахнутых ворот комплекса, неудачно засели, кочевряжились вертясь по сторонам. Однако выбираться этим путём рискованно, могут обнаружить. Пластун сдал назад, поднялся и бегом вернулся к забору. Пройдя вдоль него, скрытый зданием, присмотрелся к оконным проёмам с этой стороны, заглянул в один. Гаражные боксы. Из основного корпуса не просматриваются. Пластун перемахнул через проём внутрь и осмотрелся. Взбежал по лестнице на второй этаж, прошмыгнул к торцу здания. Выше, метрах в двух, можно было выбраться на крышу, разбежался, прыжок, толчок от стены и он ухватился за края треугольных, бетонных секций, что формировали наклон крыши. Зацепился за рёбра секции, и повис, прилипнув к этой детали строения. Если с севера действительно идёт группа спецназа, то выбираться на крышу именно сейчас, гиблое дело, заметят сразу. А вот, когда подойдут и ввяжутся в перестрелку на территории комплекса, самый раз будет, выбраться на крышу.
Бандиты нервничали, ожидание нападения явно взвинтило нервы, а нападения всё не было. Пластун чувствовал, что желания пострелять, поливая всё и вся свинцом так и проситься у братков. Время работало против бандитов. Если бы Пластун не заметил движения на севере, он и так бы, дал уголовникам часик другой понервничать, прежде чем сделал следующий шаг. Теперь же, осталось дождаться гостей в камуфляже. Прошло с пол часа. Почувствовать присутствие спецов не смог бы ни один диверсант, прошедший стандартную подготовку, но Пластун был не простым диверсантом. Вися под потолком, он находился в состоянии «ключа», четыре живых объекта вплыли в область чувств ещё за сотню метров. Идут грамотно, тихо, один направляется вдоль забора к воротам, остальные, по всей видимости, как и Пластун, переберутся через забор.
Пластун не строил иллюзий по поводу того что, разобравшись с бандой, спецы не зададутся вопросом о его персоне. Осталось решить, что делать, ликвидировать спецов или уйти, не дожидаясь окончания сражения? Если бы не стрела, пущенная в глаз одному из бандитов, Пластун не задумываясь, растворился бы в близлежащих окрестностях, но стрела это след. Её нужно забрать, а значит, покойников будет много. Что там ему говорили на счёт «военсталов»? Стреляют без предупреждения в сталкеров? А он для них кто? Сталкер. Значит, придётся довести действо до финала.
По всей видимости, спецы просчитали ситуацию, послышались хлопки «валов», грохнули взрывы гранат. Пластун не выпускал из виду ауры спецов, плавно перетёк сквозь треугольный проём и соскользнул на крышу пристройки. Лёг, затаился, если можно так сказать. С верхних этажей комплекса его могли бы заметить, но всё внимание бандитов было занято появлением группы спецназа. На территории поднялась беспорядочная пальба. Пластун мысленно фиксировал замолкающие стволы, подобрался ближе к краю крыши, осторожно выглянул. Бойцы в камуфляже, грамотно продвигались к комплексу, бандиты видимо понеся значительные потери, стремились убраться в глубину строений, чтобы уйти с другой стороны. Нужный Пластуну «браток» лежал у него на виду. Если бы, спецы ушли в след отступающим бандитам, можно было бы пробраться следом, забрать стрелу и исчезнуть. Первая пара спецов уже добралась до ворот главного корпуса, Пластун пока просто наблюдал. В цехах громко жахнули взрывы, один из спецов забросил гранату в окно верхнего этажа, и вслед взрыву территория огласилась истошным воплем. Бандиты уходили, стрельба стихла. «Военсталы» разделились, двое пошли внутрь, вторая пара, быстро сориентировавшись, метнулась к забору, один выскочил за ворота, осмотрелся, махнул напарнику и оба быстро исчезли среди вагончиков, стоявших возле забора. Если спецы дожмут отступающих бандитов, можно будет успеть заскочить за стрелой и уйти. Пусть потом ломают головы, кого они видели на заборе. Пластун оглянулся на вышку, она стояла в паре метров от края крыши. Пустяк для него. Через минуту он уже выглядывал из-за угла гаража, на всякий случай, подал ментальный сигнал «военсталам» исключив свой образ из их внимания, и рванул к корпусу. Убитый им «браток» так и лежал на бетонном полу, однако стрелы уже не было. Видимо бандиты вынули её и уже успели горячо по обсуждать диковинный снаряд. Может быть, бросили здесь? Осмотр не дал результата, значит, кто-то прибрал себе, и сейчас, искать на убитых не имеет смысла. Найденная у бандита в кармане, она уже не столь ощутимый след. Пластун анализировал происходящее: после боя, спецы досмотрят убитых, соберут то, что их заинтересует. Скрупулёзно осматривать весь объект они вряд ли станут, если забраться на крышу, можно прояснить ситуацию, за одно, осмотреться с верхотуры.
На всякий случай, Пластун осмотрел ещё два трупа, тех что приняли бой у ворот, и к своей радости, обнаружил свою стрелу, у бандита, что мёртво щерился золотыми коронками.
Где-то в глубине комплекса вновь поднялась пальба, но это уже была агония, Пластун понял, что с бандой уже покончено.
Значит, «военсталы» в любой миг могут появиться рядом. Видение ауры не позволяет фиксировать наличие объекта наблюдения в материальном пространстве, разницы нет, где находиться объект, хоть за сотню километров, его фантом при сканировании как бы находиться перед глазами, по этому, Пластун не прекращал блокировать видение своего образа на ментальные оболочки спецов. А один из них, появился на верхней галерее и по всему видно, шёл настороженно, зная о наличии ещё одного противника. «Военстал» шёл посматривая на какой-то прибор, видимо, детектор живых форм. Пластун не мог влиять на электронику, значит, «Военсталы» видят маркер указывающий на местонахождения Пластуна, однако, пока не в силах воспринимать его визуально. Пластун сместил фокус внимания их сознания, они его могли видеть, но мозг отфильтровывал его персону из поля внимания. Однако, в данном случае, долго продолжать это не могло. Приборы настойчиво сигнализировали спецам о наличии ещё одной живой формы, и у них на экране, эта точка никуда не делась. Пластун решил попробовать другой способ исчезновения. Можно было, временно, ввести сознание противника в состояние близкое к сну, человек как бы на несколько секунд отрубается, то есть, продолжает стоять, идти или сидеть, но напрочь теряет в сознании несколько секунд времени, проведённых в этом состоянии. Всё, что происходит вокруг, его мозг не фиксирует. Пластун быстро взбежал по лестнице, навстречу «военсталу», тот замер, следя за своим прибором и одновременно не выпуская из виду окружающую обстановку. Поправив гарнитуру связи, он произнёс:
- Чертовщина какая-то, объект движется, но я его не наблюдаю.
Подойдя вплотную к спецназовцу, Пластун заметил второго, который приближался по коридору, так же посматривая на свой прибор и не выпуская из поля видимости своего напарника.
- Он прямо передо мной! Полтергейст? Что это?
Пластун послал полную блокировку на ментальный фантом второго спеца, тот замер, ошарашенный, на пару секунд он просто отключился. Тем временем, первый, что находился прямо перед Пластуном, захрипел, лезвие ножа пробило гортань, перекрыв её всей плоскостью и, ушло в глубь черепа, повредив мозг. Смерть быстрая и тихая.
Тело ещё только начало оседать, а Пластун уже бежал к другому «военсталу». Два свежих трупа колоритно легли на бетонный пол. Когда оставшиеся спецы их обнаружат, будут весьма удивлены. Но нужно ли допускать этого? Пластун прислушался, вторая пара спецов была далеко, где-то или за территорией комплекса или, в другом крыле корпуса. Пока обнаружат своих, можно оторваться. Но ведь, это мобильная группа спецназа. Они не оставят вопрос открытым, пойдут по следам, значит, придётся довести дело до финала. Пластун аккуратно снял с мёртвого спеца гарнитуру, ПДА, на котором в отличии от стандартного, сталкерского ПДА имелись опции обнаружения живых форм и даже, опознавания свой - чужой. Исходя из маркеров, все эти цацки уже были не нужны. Электроника отсеяла живых от мёртвых, оставшиеся в живых «военсталы» сменили канал связи и двигались, зная, что остались вдвоём.
-----------------------------------------------
надоело дальше сочинять, как бы, накипевшее выплеснул, тему раскрыл, а дальше уже не интересно.....
  02:57:26  11 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
lanochka
Профи
 

 
На форуме с: 09/17/2010
Сообщений: 251
Нэрт,
я редко что до конца дочитываю....
вроде сюжет - стандартный "герой-одиночка"....
но, что -то завлекло, хочется узнать, чем закончится... хотя...это- не скоро, надеюсь....
Умоляю, только не разочаровывай! Не иди по "правилиному" пути, смотри своими глазами, Пластуна "выведи"!
  05:38:00  11 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Нэрт
Профи
 

 
На форуме с: 05/16/2010
 

Сообщение редактировал(а):
Нэрт
05/11/2011 6:05:55
Сообщений: 892

---ЦИТАТА---
Нэрт,
я редко что до конца дочитываю....
вроде сюжет - стандартный "герой-одиночка"....
но, что -то завлекло, хочется узнать, чем закончится... хотя...это- не скоро, надеюсь....
Умоляю, только не разочаровывай! Не иди по "правилиному" пути, смотри своими глазами, Пластуна "выведи"!
---КОНЕЦ ЦИТАТЫ---


а смысл? он не сталкер, его не интересуют деньги, артефакты, он хочет просто найти себе место в мире, где о нём забудут.... что тут описывать?
потом, я ведь не писатель, если серьёзно работать над текстом, это "адово занятие", нужно с головой погружаться в "тему" рыскать в поисках мелочей и прочей белибердистики. Просто, сама игра, почему-то увлекла, что бегаю в ней, серфингую по локациям, ну, скачал кучу книг, несколько осилил, остальные покидал в корзину не выдержав монотонного описания одного и того же. Я всё мечтаю собраться с силами, да продолжить то, что пишу давно и понемногу, взялся несколько лет назад за роман, но там много работы, а это, просто "новелка" на "сталкерскую" тему.....
  08:16:58  11 Мая 2011
авторe-mailОтветить URL сообщенияНаверх
Valentinus
Профи
 

 
На форуме с: 05/19/2007
Сообщений: 2055
напоминает головачевские "запрещенные реальности", или как их там...
 
Каждое слово должно быть не менее 3 букв.
Искать:    
Условия поиска:    - пробелы как AND    - пробелы как OR   
 
Список форумов » Форум по миру S.T.A.L.K.E.R. » Творчество
 

Все даты в формате День-Месяц-Год.


 
Наверх

Copyright © 1995-2021 GSC Game World. Все права защищены.
Этот сайт лучше всего просматривать в Internet Explorer 4.xx и выше, с поддержкой Javascript
При возникновении проблем обращайтесь к вебмастеру.
Продукты Opera Software не поддерживаются.
При возникновении ошибок в работе сайтов с использованием продуктов Opera Software обращайтесь
в службу поддержки Opera Software.